Saturday, January 23rd, 2016

lilibay: (Default)
Тезис достаточно очевидный : к XV веку Европа достигла пределов естественного роста. Все удобные земли при современных технологиях были освоенны, на горизонте маячило аграрное перенаселение, голод, стагнация. История Европейского полуострова вполне могла бы стать такой же увлекательной и интересной как история, например, полуострова Камчатка : людей мало, еды ещё меньше, событий никаких. Могла, но не стала. Европу спас дополнительный хлебный ресурс, который позволил прокормить значительную часть населения занятую в строительстве кораблей, литье пушек, сукноделии, добыче серебра и меди, в совершенствовании административных и социальных институтов (государственная бюрократия, постоянное войско, Церковь) и содержать массу люмпенов которые имели возможность выпросить или выдурить пропитание, а не добывать его с кистенём на больших дорогах сокращая поголовье налогоплательщиков. В конечном счёте именно этот "доп.паёк" позволил Европе провести Первую Промышленную революцию, построить и оснастить океанский флот, осуществить Великие Географические открытия и повернуть мировую Историю в том направлении котрое привёло к созданию Современного Мира.

De Vries estimates that in the mid-seventeenth century half the inhabitants of the provinces of Holland, Utrecht, Friesland, and Groningen were being fed from grain imports.

F. J. Fisher observes that "Bacon looked back on the reign of Elizabeth as a critical period during which England had been dangerously dependent on foreign grain."

Ресурс этот в Европу мог прийти только из последней неосвоенной "хлебной корзины" Европы - украинской степи. Освоить плодородные целинные земли оказалось возможным только после распада Золотой Орды и повторной колонизации Дикого Поля украинцами. Орудием освоения степи стал "тяжелый деревянный плуг, получивший название украинского. Он известен также под названием малорусского плуга или сабана (от татарского слова «сабан» – плуг)...Строители этих плугов, .. ставят подошву под некоторым острым углом к общему стану плуга, приколачивают то там, то здесь деревянную планку, и в результате выходит то странное, пи на плуг и ни на что другое не похожее, но землю пашущее орудие, которое называют “хохлацким плугом”. Это орудие, вызывающее удивление не знакомых с ним хозяев, а думающих механиков способное поставить в совершеннейший тупик, устроенное наперекор всякому понятию о теории плуга – пашет, да еще как пашет! – удивительно! "
(http://svistun.info/zemledelie/15)

Историю взаимоотношения зернопроизводящего "Базиса" и многочисленных "Надстроек" смотрим здесь. "КАК ОНО ВСЁ БЫЛО НА САМОМ ДЕЛЕ".


Дальше несколько цитат из Wallersteina подтверждающих важность зерновой балтийской торговли для развития Нидерландов в частности и становления Мир-Системы в общем.

As Braudel and Spooner put it: "The dominating feature of the end of the [sixteenth] century is clearly the fact that Polish wheat is now absorbed into the general pool of European prices." This was crucial both for Poland and for the rest of Europe, for which Poland had become at that time "the greatest exporter of cereals." How dependent the prosperity of the Polish nobility was on this open trade was clearly illustrated by the economic difficulties provoked by the blockade of the Vistula by Gustavus Adolphus of Sweden between 1626-1629, who sought thereby to "cut the nerve" of Poland.

Испанское («американское») серебро текло широкой рекой в Украину за зерно, которое было вне конкуренции, так как венгерское и валашское были отрезаны турками от европейского рынка. Исключительно благоприятные условия, которые бездумно были растрачены поляками, волею случая оказавшимися хозяевами украинских степей.

In the long sixteenth century, Baltic trade consisted primarily of the westward flow of grain (and here Gdansk was crucial) and the eastward flow of textiles. The stagnation of the seventeenth century brought this trade to an end, but only in the middle decades, which saw a veritable "disintegration of the Baltic area."

Не стало у поляков зерна из-за неадекватной политики Речи Посполитой в отношении производителей зерна в украинской степи. Неспособность поляков понять и принять требования зернопроизводителей, и в первую очередь обеспечить выход украинского зерна на мировой рынок через удобные черноморские порты, привели к тому, что заинтересованные стороны принялись искать альтернативы в создании Геманской Державы, переход под протекторат Султана (Дорошенко), союз с Московией. Так кончилась «польская мечта», которую поляки даже не успели сформулировать.

Corn prices had reached their peak for the century in 1649.
Polish wheat prices fell as of 1615-1620, then saw a temporary rise followed in the mid-seventeenth century "by a violent drop and price depression of long duration."
Что в свете Хмельнитчины и не удивительно.

The combination of declining exports and increasing imports (at least in the period of transition) resulted in a dramatic shift in the balance of trade. For example, Poland's sea trade in the Baltic shifted from a 52% surplus in 1565-1585 to 8% in 1625-1646 and then to an adverse balance of trade in the second half of the seventeenth century.

Для тех кому ещё не ясно, что Польша без украинского зерна - это нищая провинция на болотах с сильно пьющим панами и бледными от авитаминоза панянками.



Gdansk annually; in the seventeenth, 30,000; in the beginning of the eighteenth, only 10,000. Abel shows a break point in 1620, but Jeannin points out that the records of the Sund show 1649 or 1650 as "a record year, outdoing 1618," and suggests we think of the turning point as 1650 .

Пришёл 1648 год, Хмельницкий, Желтые Воды, Корсунь и "польское счастье" кончилось так же непонятно для поляков, как и началось.

Штрихи к портрету польской «манеры хозяйствования».

Poland, the percentage of the revenue from alcoholic drinks rose from 0.4% in 1661 to 37.5% in 1764 while that from agricultural products went down from 59.6% to 38.2% (1960. 414).

Зерно для "Голландского экономического чуда"
The Dutch had been playing an increasing role in Baltic trade…early sixteenth century were replacing the Hanseatic cities. Their total Baltic trade was on a rising curve in the sixteenth century, reaching a point, in about 1560, when they controlled about 70% of the trade.

Успех голландцев связан с тем, что они уловили переход от торговли дорогими, но лёгкими товарами (ткани, меха, продукты ремесла) к торговли сырьевыми товарами (зерно, лес) по морю на дальние расстояния, чего раньше не было. Это стало возможно из-за роста спроса на зерно и рыбу в страдающей от аграрного перенаселения Западной Европе, что позволило голландцам развивать востребованный флот.
In 1622, 60% percent of the population of the United Provinces were townsfolk; and of these, three-quarters were in towns with over 10,000 people. ." Dutch shipping dominated the world carrying trade in the seventeenth century. It grew tenfold from 1500 to 1700. As of 1670, the Dutch owned three times the tonnage of the English, and more than the tonnage of England, France, Portugal, Spain, and the Germanies combined.
Eastern Europe supplied both the grain to feed Dutch cities and the naval supplies essential to Dutch fishing interests and shipbuilding. Shipbuilding in turn was a key to Dutch success elsewhere.Grain provided cargoes and paid freights to keep Amsterdam's merchant marine moving. "As late as 1666 it was estimated that three-fourths of capital active on the Amsterdam bourse was engaged in the Baltic trade," .Barbour lays emphasis on Amsterdam's control of grain: "It is possible that the rise of Amsterdam as a bullion market owed much to war trade with Spain, and something to war loot, Thus in 1595, and in several subsequent years down to 1630, the Spanish government was obliged to authorize export of the precious metals in return for grain imports,"
lilibay: (Default)
Итак, роль Украины в контексте Истории Восточной Европы.

1. Начало :

Альфа и Омега украинской истории - хлеб, хлеб как возобновляемый ресурс позволяющий его излишки превратить в города, золото, солдат, торговые пути.

В Украине хлеба могло быть много, но есть 2 проблемы : безопасность и логистика.

1) Безопасность - противостояние оседлых земледельцев-пахарей (производящий тип экономики) и кочующих пастухов (присваивающий тип экономики) носит принципиальный характер или "игры с нулевой суммой". Один тип хозяйствования может развиваться только за счёт другого. Прорыв древнерусского "лимеса" монголами вывел из сельскохозяйственного оборота миллионы гектаров пахотной земли, превращённой в пастбища "Дикого поля". Более того, он разрушил многовековые связи зернопроизводящих районов Поднепровья и Северного Причерноморья с их рынками сбыта в Малой Азии, на южных Балканах и вплоть до Италии.

2) Логистика - Украина находилась, и во многом находится до сих пор на краю Ойкумены. Основной рынок зерна формировался в Западной и Центральной Европе со времён Высокого Средневековья, когда демография, разделение труда, исчерпание легкодоступных земельных ресурсов и стабилизация правовых систем обеспечили бурный рост городов. При средствах наземной доставки допаровой эры (чумацкие валки) экспорт зерна мог быть выгоден только на сравнительно небольшие расстояния. Альтернатива - морской транспорт. Кроме того, так как реки Украины текут в Чёрное море украинскому хлебу должен был быть обеспечен выход к черноморским портам.

Вокруг решений этих двух проблем и вращается вся история Украинских земель.

1-й этап.

Монголы и Русь.

Монголы черноморские степи рассматривали как ресурс для развития собственного кочевого хозяйства, а вовсе не как область эксплуатации земледельческого населения. Пахарям пришлось отступит в лесостепь. Подчинение монголам не являлось выходом из ситуации, так как земледельцам нужна земля и кочевникам нужна земля. В Северо-Восточной Руси сельское хозяйство опиралось на лесные промыслы и развитое рыболовство, поэтому монголо-татары смогли стать в биоценоз с обитателями болотистых лесов, непригодных для кочевого хозяйства, что нашло своё отражение в политическом симбиозе Золотой Орды и северо-восточных русских княжеств (Иго). Западным княжествам пришлось искать опоры в другом месте.

2-й этап

Литовцы и ВКЛ.

Первая попытка обеспечить безопасность (о логистике речь не шла, только о выживании) - литовцы.
Попытка, в общем и целом удалась. Гедиминовичи смогли если не отбросить татар, то стабилизировать ситуацию на границах со Степью и подготовить колонизационный потенциал на Волыни и Подолии, который впоследствии привёл к повторной колонизации и освоёнию сначала Правобережье Днепра, а затем и Левобережье. Несмотря на то, что границы ВКЛ в свои лучшие годы доходили до Чёрного моря (Качибей на месте нынешней Одессы - литовский порт), закрепиться на побережье великие князья не смогли. Т.е. 1-я проблема решена была частично, а 2-я не решена вовсе. Причин много, результат один. Ресурсы ВКЛ не позволяли ему сражаться с набирающими силу Польшей, Москвой, Мариенбургом, Бахчисараем, а ресурс украинских чернозёмов оказался неосвоенным. Закат ВКЛ стал неизбежным.

3-й этап

Поляки и Речь Посполита

Когда перед зернопроизводящими районами ВКЛ встал вопрос о выборе между слабеющей Литвой, набирающей силу наследницой Золотой Орды - Москвой и растущей Польшей ответ был однозначный - Польша (Люблинский сейм 1659 г.). Польша после Торуньского мира с её многочисленным, но голодным дворянством (голопузой шляхтой), удобным речным путём (Висла) к Балтийскому морю и традиционными центрами торговли на Балтике (Данциг), могла бы обеспечить степным пахарям и приемлимую защиту и удовлетворительную логистику доставки украинского зерна в Европу. Могла бы , но не обеспечила. Причин много, главная - недооценка потенциала черноморской степи чуждой "лесным" полякам и, как результат, концентрация усилий на других направлениях (Ливония, Поморье и др.). Освоение приграничных территорий шло , в основном частным образом, роль "украинских" (в географическом смысле) магнатов (Вишневецких, Заславских, Острожских) была весьма значительной. Но самостоятельно решить проблему логистики они были не в состоянии, хотя и предпринимали неординарные меры (Дмитро Вишневецкий и Запорожская Сечь). Чёрное море оказалось недоступным производителям зерна, а перевозка его на возах до Кракова, с дальнейшей перевалкой на речные баржи, а затем на морские корабли в Данциге делало украинское зерно не конкурентноспособным в Европе даже по сравнению с, например венгерским. Тогда производители зерна решили взять судьбу в свои руки и попытаться самостоятельно решить свои проблемы.

4-й этап

Казаки и Гетьманская держава.

К середине XVII века Оттоманская империя переживала не лучшие времена и знали это лучше других жители Украйны, торговавшие и воевавшие с турками и татарами на периферии османского мира. Так как проблемы безопасности были в общем и целом решены и кочевники больше не угрожали загнать пахарей в Пинские болота, можно было подумать и о логистике, т.е. о выходе на мировые рынки через Чёрное море. Польша не могла и не хотела решать эту проблему, за что вскоре и поплатилась деградацией и расчленением. Земледельцы самоорганизовались в самостоятельную державу - Гетманат, воспользовавшись некоторыми особенностями самосознания местного населения и различиями в отправлении религиозных обрядов . Гетманат широко эксплуатировал воинские традиции и терминологию наиболее активной части своего населения - казачества, но государством казаков не был. Гетьманы пытались пробится к Чёрному морю самостоятельно (Тимош Хмельницкий в Молдове), в союзе с Ханом (Богдан Хмельницкий), в подданстве у Султана по образцу Дунайских княжеств (Петро Дорошенко), но так и не смогли решить эту проблему. Поэтому Украина XVII века не смогла повторить судьбу Нидерландов и превратиться в процветающее самостоятельное государство. Причина - раскол элит. Магнаты и украинская шляхта (в отличии от значительной части нидерландского дворянства) предпочли поддержать распадающуюся Речь Посполитую, в которой социальный порядок обеспечивал им привилегии, чем строить новое Государство с нуля, а у новой казачьей элиты не хватило опыта государственного строительства и отрегулированного функционирования государственных институтов. Участь Гетманата была решена.

5-й этап

Малороссы и Российская Империя

Москва появилась в "нужное время, в нужном месте". Воспользовавшись "вакуумом силы" возникшем в Восточной Европе после начала упадка Османской империи и прогрессирующей деградации Речи Посполитой не справившейся с внутренними проблемами, россияне постепенно смогли и обезопасить земледельцев и продвинувшись к Чёрному морю, обеспечить выход украинского зерна на мировые рынки. Результатом стал расцвет Юго-Западного края, подъём приморских городов (Одесса, Николаев, Херсон), лояльность местного населения и неограниченный ресурс Империи, который позволил ей сокрушить Наполеона, стать "европейским жандармом", завоевать Среднюю Азию и превратиться из периферийной страны в державу Первой Лиги в Европе, а значит и Мире.

6-й этап

Украинцы и СССР.

В 1917 году Империя рухнула и не украинцы были тому виной. Тем не менее встал вопрос, что делать дальше. Ответ затянулся на весь ХХ век. Сегодня ответ ясен. Украина обладает уникальным ресурсом (в числе других, не менее уникальных) который она может и должна развивать самостоятельно. Оправдания нахождению Украины в каких либо административных структурах в эпоху Глобализации нет. Сегодня вопросы логистики решаются как никогда легко, но вопросы безопасности всё ещё остаются.

Мои пуны

Saturday, January 23rd, 2016 01:01 pm
lilibay: (Default)
 

Мои пуны – великие изобретатели  и большие насмешники, они успешны, предприимчивы, честны и они пираты. Качества, которые редко способствуют созданию положительного имиджа в глазах неудачников, к которым мои пуны относят всё остальное Человечество.

«Он знает все языки, но говорит, что не знает ни одного. Он из Карфагена, нужны ли объяснения» (Аристофан )

Ахеменидский Иран однажды открыл для моих  пунов Великий Шёлковый Путь через  пустыню Тарим и горные перевалы Тянь-Шаня и Мир уже никогда не будет таким как прежде. Китайский шёлк и индийский муслин, чай и перец,  мистические откровения  и запретные знания уютно покачивались меж горбов бактрианов моих зеленоглазых пунов на бесконечных караваных дорогах протянувшихся  от  родного Средиземного моря до Тихого океана эксплуатируя преимущества и создавая вызовы первой Глобализации.

Александр Македонский ведомый своей Судьбой и моими пунами решил, что персидское налоговое ведомство ведёт излишне консервативную политику.  Под надуманным предлогом  борьбы  с инфляцией повышает  требования к уставному фонду кредитных учреждений, накапливает резервы центрального банка в Сузах и Экбатанах, всячески сдерживает частную инициативу мелочно контролируя финансовые отчёты и завышая страховые ставки. «Либерализм – самое передовое экономическое учение», было начертано на серебряных щитах аргираспидов, которые они победно пронесли от Нила до Ганга. Серебро на их щиты дали мои пуны.
Read more... )
// Затем Александр выступил из земли оритов в Гедросию… целые дни приходилось идти по пустынным пескам, где лишь время от времени группы пальм давали скудную тень от лучей стоявшего почти прямо над головою солнца; чаще попадались кусты мирры, источавшие под знойными лучами солнца в изобилии свою распространявшую сильное благоухание и остававшуюся без всякого употребления смолу; финикийские купцы, следовавшие за войском со множеством верблюдов, собирали здесь обилие этого драгоценного товара, который был так любим на западе под именем арабской мирры// (Дройзен "История эллинизма")

Мои пуны обеспечивали кредитными ресурсами  креативные проекты честолюбивого албанского юноши   и его миньёнов, тщательно оценивая риски и работая над их минимизацией:

// эти храбрые воины устраивали свои дела с невероятной беззаботностью; несмотря на всю добычу и на все царские дары, войско до такой степени погрязло в долгах, что для покрытия их потребовалось не менее 20 000 талантов.// 

Александр Македонский и его наварх Неарх навербовав моих пунов  (или пуны  наняли их для силового прикрытия, как утверждают злопыхатели)  – проложили Морской  Шёлковый Путь через Индийский океан и Персидский залив , предпочитая доверить свои торговые капиталы в индийской торговле неверной морской  стихии, чем неверной людской природе в виде  пограничного сборщика мыта с его каллиграфическим почерком и бегающими глазками.
Когда же Александр, возбуждённый маджуном к которому он пристрастился в Индии, собрался плыть дальше,  через  Персидский Залив и Красное море в Египет моим пунам пришлось купировать возникшую проблему. Замкнуть Второй  Великий Шёлковый Путь и связать бассейны Средиземного моря и Индийского океана  мои пуны планировали сами, скрипач не нужен.

// Уже в Финикию был послан приказ набирать матросов, строить корабли и в разобранном виде сухим путем доставить их к Евфрату.
корабли из Финикии тоже прибыли; с находившихся на ее берегах верфей были сухим путем доставлены в разобранном виде в Фапсак две пентеры, три тетреры, двенадцать триер и тридцять тридцативесельных барок, которые были здесь снова собраны и спустились вниз по реке;
Из Финикии явились массы матросов, плотников, купцов и мелочных торговцев, чтобы, следуя царскому приглашению, воспользоваться на своих кораблях новым торговым путем, или поступить на службу во флот для ближайшего похода. Во время этих приготовлений в Финикию и Сирию был послан с 500 талантами Миккал клазоменец, чтобы навербовать там как можно более приморских жителей и корабельщиков и доставить их к низовьям Евфрата; план царя состоял в том, чтобы основать колонии на берегах Персидского залива и на его островах, развить с помощью их торговлю в южных водах и в то же время создать в них защиту для аравийских берегов. //

А ведь сигналы были посланы Сашеньке настоящие :

//Александр сам стоял на руле своего корабля и вел его по этим неудобным для плавания, вследствие отмелей и тростников, водам; внезапный порыв ветра сорвал с его головы царскую кавсию, которую он носил по македонскому обычаю; отвязавшаяся от нее диадема была унесена ветром и зацепилась в тростниках около одной из древних царских гробниц, а сама кавсия погрузилась в воду и более уже не нашлась; доставать диадему поплыл один находившийся на том же корабле финикийский матрос и, чтобы ему удобнее было плыть, обвязал ее вокруг своей головы; дурное предзнаменование: диадема на голове чужого человека!//

Не послушался Шурик  и вот результат :

// Он приказал перенести на них царские сокровища, и наварх Сосиген медлил с отплытием только потому, что дожидался благоприятной погоды. В это время пришел флот, украшенный трофеями, венками и носами захваченных в плен триер; то был флот Антигона, одержавший недавно победу в Пропонтиде. Когда экипаж финикийского флота узнал о том, что произошло, он бросился на сокровища, разграбил их и поспешил на чужие корабли, которые быстро отплыли вместе с ними и их добычей// (Дройзен "История эллинизма")

Куда же отправились мои пуны? Была, была и у них своя Тортуга, своя Земля Обетованая,  где всеми нелюбимые купцы и исследователи, банкиры и математики, грамматики и бюрократы могли пожить  в психологическом и материальном комфорте привычной обстановки созданной по своим, идеализированным стандартам. Здесь не надо было заискивать перед нищими  хозяевами полуразвалившихся караван-сараев,  алчными портовыми чиновниками или неуравновешенными  тиранами с  битых козами островков и заливов.

// Карфаген. Вся местность, покрытая роскошными загородными домами пунийских купцов, напоминала собой сад; здесь были виноградники, рощи масличных деревьев, разбитые парки с искусственно проведенням орошением, прекрасные луга, покрытые густой травой, пастбища со стадами рогатого скота редкой красоты, хлебные поля, содержащиеся в отличном порядке леса и высившиеся на заднем плане горы; вся усыпанная городами окрестность представляла собой радостную картину безмятежного мира. // (Дройзен "История эллинизма")

Гнусное отродье Гамилькара Барки,  всосавший нумидийскую дикую кровь  своей мамаши,   взял моду убивать живых людей. Он вообразил себя  Воином  (что может быть отвратительней для  почтенного  торговца слоновой костью и аравийскими благовониями), как какой то нищий спартанский наёмник с Тенара торгующий своей и чужой кровью за неимением более достойных товаров и  ввязался в Войну  с волчьим  выродком  Римом.  А ведь ещё Кун-цзы говорил , зябко кутаясь в невесомый,  тёплый «тафик» доставленный с  окрестностей Анкары бородатыми купцами с зелёными глазами,  «из хорошего железа не делают гвоздей, хороший людей не берут в солдаты».  Пропала Дача.  Ганнибала конечно затравили, но и Риму не простили. Прошло 3 священных пятёрки и в 410 году Рим взяли варвары специально для этого случая пригнанные с родины любителя банальных афоризмов.

Мир тем временем катился по накатанной для него колее.  

После «выхода силы» устроенного  Ганнибалом и его братьями на моих пунов стали  смотреть,  как на эпатажных,  склонных к эксцессам эксцентриков, что для почтенных судовладельцев, распорядителей кассы взаимопомощи и кредиторов избирательных компаний в Риме было неприемлемо. Пришлось моим пунам примерить на себя имя полудикого палестинского народца  мирно пасшего своих овец в пустынных Иудейских горах недалеко от Финикии и имевшего привычку по субботам сидеть в темноте и без горячей пищи. Те бедняги и знать не знали, что широко известный в узких кругах Цицерон уже советовал  свои друзьям  опасаться  евреев. И это было только начало их неприятностей. Хотя казалось бы,  где Рим,  и где Иерусалим в 43 году до рождения Христа, ещё одного моего пуна, который изменил Мир.

Увы, он был не последний. Миру ещё предстояло не раз отстрадать и отрадоваться из-за моих пунов
.  
Славный  сын моих пунов гонявший караваны на Великом Шёлковом Пути   был талантливым художником, это у пунов наследственное, кроме того он был строг к себе, логичен в рассуждениях, упрям в отстаивании своих взглядов и добродушен по отношению к людям и собакам. Против такой гремучей смеси пунийского обаяния устоять не смогли  не только цивилизованный иранцы и согды, но и дикие уйгуры, которые зачаровано слушали рассказы Катаров о вечной борьбе Добра со Злом  обеспечивая порядок и горячую пищу на степных караван-сараях. Книжки в картинках в хурджунах караванщиков путешествовали  от долины Нила до долины Янцзы, рассыпая во времени тонкую золотую  вязь забытых символов в персидской книжной миниатюре и строгановской иконе.

Христа распяли, с Мани  сняли кожу, Карфаген перепахали и засеяли солью, даже Иерусалим под горячую руку раскатали по камешкам. Стратегии успеха  проскальзывали на горячей крови моих пунов. Но мои пуны не только научили  тщетных людишек складывать буквы в слова, превращать горькую маслину в сладкое масло, восхищаться безумными красками предзакатной Пустыни лакомясь полезными и вкусными плодами пальмы носящей их имя, они подарили угрюмым, скучным людям легенду о солнечной птице,   умирающей и рождающейся вновь в лучах восходящего Солнца.  Птице, так созвучной их милой Родине. Что бы быть хорошим банкиром, ты обязан быть хорошим поэтом, считают мои пуны.
Очередной погонщик караванов, поэт, мистик и удачливый делец  (птицу видно по полёту) создал очередную мировую религию на очередном ответвлении Второго Великого Шёлкового Пути.  Там, где летние индийские муссоны больше не могут нести тяжёлые  тиковые корабли гуджаратских купцов дальше на Север, против северных ветров Красного моря и  где сандал и шёлк, перец и селитра, чай и опиум перегружались на согнутые спины дромадеров у странного квадратного храма с окаменевшим ангелом в углу.  Phoenix опять взлетел, неся моих пунов над  чёрными лесами Булгарии, тюльпанными степями Маверанахра, и   апельсиновыми садами Аль-Андалуса.

Залетели мои пуны и в далёкий, дикий край, Косматую Галлию, покрытую лесами  замками и монастырями, ветряными  мельницами  и придорожными трактирами. Принесли мои пуны в новые места привычку мыться душистым, оливковым мылом растирая кожу нежной губкой. Научили туземцев считать затейливыми индийскими цифрами, писать на тонкой самаркандской бумаге, высчитывать  на абаке  сложные проценты  и  пути небесных светил. Показали  мои пуны живущим в холодных, бесплодных местах аборигенам как правильно солить обильную селёдку в бочках. Так они готовили горькие маслины в амфорах, превращая их в сладкие фрукты. Так они спасли от белкового голодания население Европейского полуострова. Так они создали величие Амстердама и Золотой век Нидерландов.

// There was also an invention of sorts. The standard technique for preserving fish going back to Phoenician times was to gut it, dry it, and pack it in layers with salt. In 1350, Wilhelm Beuckelzon, a fisherman from Zeeland, the fishing center of south Holland-or in other accounts Wilhelm Beucks, a fish merchant in Flanders-started a practice of pickling herring in brine, fresh with no drying at all, and therefore the fish could be cured without the risk of its fat turning rancid from exposure to the air. For centuries, Europe’s powers, in their bids for control of the Lowlands, paid homage to Beuckelzon, the inventor of barreled herring. In 1506, Charles V, the Holy Roman Emperor, who was raised in Flanders, visited Beuckelzon’s grave to honor his contribution to mankind.// «  Salt»    Mark Kurlansky

За голубые глаза и рассеянный взгляд северных женщин подарили мои пуны европейцам компас и косой парус, что бы их неуклюжие когги познали высокое пуническое искусство плавания против ветра. Рассказали они любопытным детям природы о   пассатных ветрах дующих круглый год в одном направлении , и о других ветрах, муссонах,  меняющих направление два раза в год, открыли им тайну пунийца Ганона, обогнувшему Африку во времена фараонов и тайну производства чёрного порошка из индийской селитры, сицилийской серы и переженной сердцевины берёзы, силе которого не мог противиться ни корабль, ни крепость. А снабдив европейцев  кораблями и лоциями, компасом и картами южных созвездий,  порохом  и солёной рыбой отправили их умирать от цинги и тропической лихорадки   на лиссабонских карраках и манильских галеонах прокладывая для моих пунов Третий Великий Шёлковый путь  вокруг Африки и через Тихий океан. Сентиментальность не входит в набор обязательных качеств хорошего поэта и хорошего банкира, считают мои пуны. 

Зерно должно умереть, чтобы прорасти, так  учила моих пунов их богиня Иштар, собирая по кусочкам своего  любимого Адониса. А мои пуны верят своим Богам, ведь они так похожи на них, они тоже любят их детей и требуют иногда приносить их в жертву.

Некоторые склонные к конспирологии мятежные умы  подозревают моих пунов в желании управлять миром. Странное это желание было бы для моих  пунов, ведь  этот Мир  каким мы его знаем мои пуны и создали. Джаред  Даймонд (то же небось из них) утверждает, что мои пуны первыми  на этой Планете одомашнили пшеницу-двузернянку (эмер) и ячмень, корову и овцу, провели первую борозду на Плодородном Полумесяце плугом запряженном быками  и создали касту писцов по утилизации продовольственных излишков  для построения централизованных государств с их тиранами и философами, актёрами  и наёмниками, величественными Храмами и храмовыми проститутками. Ещё они  привезли первое золото на кораблях из Страны Пунт для Иерусалимского Храма и вставили первые  стёкла в оконные рамы.   Они научились  ткать виссон, окрашивать его в пурпур, плавать по морям, правильно молиться, правильно считать, правильно писать. Они создали этот Мир, но создали его для себя, а не для мятежных умов склонных к конспирологии.
lilibay: (Default)
 


Kushan engraved gem. c A.D. 100, probably showing rigid hook-stirrups.
Lynn White, Jr. Medieval technology and social change. 1962.


Широкое распространение огнестрельного оружия изменило социальный ландшафт Европы. Вооружённая огнестрелом суровая, дисциплинированная пехота впервые со времён Древнего Рима медленно, но неотвратимо вытеснила с поля боя тяжеловооружённого всадника,  символ Высокого Средневековья. Вместе с ним ушла и целая эпоха мудрых Королей, верных Вассалов и доступных Дам, красивый и загадочный Мир пришедший в Европу из сухих степей Приаралья и так надолго задержавшийся в лесных дебрях Шварцвальда и на влажных холмах Нормандии.

С чего же он начинался? C незамысловатого изобретения, верёвочной лесенки помогавшей персидским принцам взбираться на своих дворцовых пони. Игрушка, по прихоти судьбы или по холодному расчёту,  оказалась в руках дикарей, пастухов пасущих бесчисленные отары на бескрайних просторах Туранской плиты.



Cлучилось маленькое чудо, всадник встал на стремена и обрёл точку опору, которая позволила ему перевернуть мир. Неуклюжий, смешной  человечек нелепо раскорячившись сидящий на нервном животном вдруг превратился в высокоэффективную машину убийства. Теперь он мог, укрепившись на стременах,  расстреливать из мощного составного лука плотные порядки ромейских легионов,  рубить кривой саблей  бегущую пехоту и  выносить сарацинскую конницу таранным ударом длинного копья. ".. на коне кельт неодолим и способен пробить даже стену Вавилона..." утверждала Анна Комнина в "Алексиаде".
Read more... )
На следующее тысячелетие  доминирование катафрактария вставшего на стремена было абсолютным в Европе и потянуло за собой трансформацию всего социального уклада Континента. Рухнуло значение всеобщего племенного ополчения, а с ним германской  «стены щитов» и "военной демократии". Норманнские рыцари разогнали саксонских ополченцев и навсегда изменили лицо Англии. Высококлассный профессионал  был дорог в производстве, сложен в обслуживании и не мог заниматься боевой подготовкой только в свободное от сенокоса время.  В Европе установился феодализм, строй максимально заточенный для воспроизводства и содержания «абсолютных солдат». Были и побочные явления. В Италии городские коммуны с их гражданством сопряжённым со всеобщей воинской повинностью уступили место тираниям сколоченных из бывших кондотьеров, и опирающихся на профессиональных наёмников. В Византии бюрократическая Империя Македонской династии черпавшая свои силы в фемном строе и ополчении вооружённых крестьян-стратиотов под командованием образованных офицеров выродилась в типичную феодальную державу Комнинов с фессалийским и македонским рыцарством, феодальными кланами, крепостным крестьянством и наследственностью социального статуса.

В Европе «кшатрии» пришли к власти оттеснив «брахманов» от управления обществом и закрепив свою победу введением принудительного целибата для священнослужителей, что предохраняло их от узурпацией власти наследственной интеллектуальной элитой, как это произошло в Индии. «Вайшьи» были понижены в статусе до податного сословия, в противоположность «кшатриям» с их налоговыми иммунитетами.  Понадобилось новое технологическое чудо, заклёпанная металлическая трубка наполненная индийской селитрой, сицилийской серой, пережженным деревом и горячим свинцом для того, чтобы вернуть силу «большим батальонам» набранным из вчерашних крестьян и сукновалов, а вместе с ними восстановить институт ответственного гражданства, всеобщей воинской повинности и равенства всех субъектов права перед законом. Пришло время «вайшьев», третьего сословия и наполеоновских войн.
lilibay: (Default)
 


Как красив Фараон летящий на колеснице в гущу врагов. С точки зрения механики мы наблюдаем процесс превращения дискретной, иначе говоря цифровой функции движения лошадиных копыт в аналоговый процесс передвижения экипажа посредством колёс.  Процесс этот был революционным в своё время и как известно, не все Цивилизации на Земле его освоили. Инки, например, не освоили, коммунизм построили, а колесо нет.   Те сообщества, которые додумались до его использования, получали конкурентные преимущества в борьбе за ресурсы за счёт более гибкого использования доступной энергии. В данном случае энергии животного. Следует подчеркнуть, что энергии (лошадиных сил) не становилось больше, но её стало возможно использовать концентрированно, например в упряжке. Понятно, что четвёрка лошадей сможет перевезти глыбу мрамора на повозке, которую иначе передвинуть они не в состоянии.
Как не странно, обратный процесс, превращение аналогового движения в дискретное, оказался гораздо более сложным в освоении человечеством. Тем не менее был освоен и он. Водянные мельницы исправно вращали валы с кулачками которые заставляли работать песты для дробления руды в средневековых шахтах Тироля и  Богемии, а с помощью кривошипного механизма ветряки Нидерландов откачивали воду насосами из польдеров превращая болота в цветущие пастбища.



Использование энергии подразумевает управление ею. И если в случае с животным управление энергией сводится к дрессуре, то в случае природных сил приходиться применять гораздо болем изощрённые методы. Силы природы доступные Человеку на начальних этапах его развития как правило действуют постоянно (гравитация) или изменяются относительно медленно во времени, как течение реки или сила ветра. Зубчатая передача, изобретение неизвестного гения, смогла плавное течение лесной реки превратить в гипнотизирующее вращение мельничных жерновов навсегда связав мельника с нечистой силой в сознании простодушних хлеборобов.

Но настоящий цивилизационный прорыв перевернувший судьбы человеческой Цивилизации был связан с изобретением автомата который не только мог превращать аналоговое движение в дискретное, но и регулировать его в определённых пределах. Мы говорим о часах.

Выбор силы тяжести для создания приборов измерения времени представляется вполне логичным. Сила тяжести  постоянна, хоть и отличается незначительно в различных точках Земного Шара. Этого невозможно сказать ни о силе ветра, ни о силе падающей воды. К тому же сила тяжести присутствует повсеместно.

Груз подвешенный на нити намотанной вокруг вала будет раскручивать этот вал при достаточном свободном ходе, например на высоту городской башни. Но проблема в том, что раскручиваться вал будет с ускорением, то есть его необходимо останавливать и желательно через равные промежутки времени. Расщеплённая лоза искателей подземных вод подсказала решение ещё одному безвестному инженерному гению. Если её закрепить свободно за один конец, два других конца будут попеременно входить в зубья вала блокируя его вращение. Теперь, воздействуя на свободный конец якоря мы можем регулировать скорость вращения вала, а через него и циферблата или стрелок на нём. Кому как нравится.

Но кто будет воздействовать на якорь регулирующий ход часов? Очевидно, что маленький эльф, который живёт в часах будет добросовестно исполнять свою службу за крошки белого хлеба, надо только изловить его в ближайшем лесу.


 

А если его нет? Тоже не беда.

Египетские жрецы, чья Цивилизация просуществовала дольше чем время существования остального культурного человечества, любили вводить своих фараонов в гипнотический транс раскачивая у них перед глазами хрустальный шарик на тонкой нити. С тех пор Человечество так и не избавилось от этого наваждения. Хрустальный шарик возвращающийся с упорством бумеранга в первоначальную точку начала движения заставляет предполагать его собственную упрямую волю, не совместимую с нашим представлением об Этом Мире. Но любим мы его или ненавидим, мы можем его использовать. Как со всяким упрямцем надо просто не обращать на него внимания и только легонько подталкивать в спину, чтобы он не вздумал оглянуться и он будет раскачиваться на качелях вечно, пытаясь обратить на себя внимание и делая вид, что ему это всё совсем не интересно. Но мы то знаем ( после Галилея и Гюйгенса), что его период колебаний постоянен и зависит не от чистоты горного хрусталя из котрого выточен шарик, а от длины нити на которой он подвешен. В этот есть какая то несправедливость, но Этот Мир далёк от совершенства.

Шарик качается периодически цепляя якорь, лапы якоря с характерным звуком тик-так  мешают валу раскрутиться как ему хочется, груз тянется к земле, все счастливы. Через каждый полный оборот вала меч ангела открывает врата Эдемского Сада и Адам с Евой отправляются в своё бесконечное изгнание под любопытствующие взгляды зевак.

Стоило ли оно того? Ведь как то жили столетия греки и персы, индийцы и китайцы без замысловатых механических игрушек, чья полезность не очевидна, а цель создания сомнительна. Надо ли измерять время? А если оно на самом деле – время, или это только домыслы досужих мыслителей смущающие незрелые умы спекуляциями о всеобщей неустроенности и постоянной изменчивости?

Кто–то очень злой заронил идею времени в душу неокрепшего Человечества и нам теперь с этим жить. А если жить с ним, то и мерять его придется, а заодно расчитывать с его помощью координаты кораблей в море, скорость химических реакций, часы до встречи с любимой. Но когда то времени опять не будет, так говорит Господин Времени  древней религии йезидов. Когда нибудь мы вернёмся к Нему, а Он – совершенен по определению, следовательно не изменяется, а где нет изменения, там нет и времени.


February 2017

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728    

Most Popular Tags

Expand Cut Tags

No cut tags